Резолюция панельной дискуссии «Развитие правовых институтов ОВОС и государственной экологической экспертизы»

В панельной дискуссии «Развитие правовых институтов ОВОС и государственной экологической экспертизы», проходившей в рамках IV Всероссийского съезда по охране окружающей среды, приняло участие около 200 человек, в том числе из большинства регионов России, включая Дальний Восток, Краснодарский край, Ростовскую область и целый ряд других. В ходе дискуссии было заслушано 8 выступлений и докладов представителей органов власти, научного сообщества, бизнеса (в том числе крупных нефтяных компаний и ОАО «Концерн Росэнергоатом) и общественных организаций.

Выступающие в своих докладах с различных точек зрения рассмотрели актуальные проблемы ОВОС и государственной экологической экспертизы.

В том числе было отмечено, что оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) и государственная экологическая экспертиза (ГЭЭ) – важнейшие инструменты предотвращения и минимизации негативного воздействия намечаемой деятельности.

К сожалению, после принятия в 2006 году поправок в Градостроительный кодекс институт предварительной экологической оценки фактически ликвидирован.

Сегодня ГЭЭ строящихся объектов проводится только на особо охраняемых природных территориях, на морях и континентальном шельфе, а также в отношении объектов размещения отходов и создания искусственных земельных участков на водных объектах, что, по экспертным оценкам, составляет не более 5% всех строящихся объектов.

При этом государственная экологическая экспертиза проводится после принятия решения о размещении объекта и подготовки проектной документации, что превращает ГЭЭ и ОВОС в формальные процедуры и создает условия для проявления коррупции.

Вопросы экологической оценки остальных объектов строительства осуществляются в рамках государственной градостроительной экспертизы. При этом ОВОС в отношении таких объектов проводится «для галочки». Экологическая оценка, осуществляемая главгосэкспертизой, практически не влияет на ход реализации проектов.

В результате принимаются экологически необоснованные решения.

Считаем, что интегрированный в институт градостроительной экспертизы сегмент экологической экспертизы должен быть самостоятельным, реализующимся на ранних этапах процесса проектирования и оказывающим определяющее влияние на принятие окончательного решения.

В целях развития правовых институтов ОВОС и ГЭЭ секция рекомендует принять следующие меры.

1. Ратификация Конвенции ЕЭК ООН об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте и Протокола по стратегической экологической оценке к указанной конвенции.

2. Совершенствование законодательства в области государственной экологической экспертизы и оценки воздействия на окружающую среду, в том числе в рамках гармонизации с требованиями международных договоров в области проведения оценки воздействия на окружающую среду и стратегической экологической оценки, предусмотрев:

а) исключение дублирования функций ГЭЭ и государственной экспертизы проектной документации, в том числе за счет:

проведения ГЭЭ на ранней стадии подготовки обосновывающей документации планируемой хозяйственной и иной деятельности;

внесения изменений в определение термина «экологическая экспертиза», предусматривающих оценку в рамках указанной экспертизы допустимости воздействия намечаемой деятельности;

б) оптимизацию перечня объектов ГЭЭ, в том числе:

включение в перечень объектов ГЭЭ потенциально экологически опасных объектов (в соответствии с Конвенцией Эспо), строительство которых может оказать значительное негативное воздействие на окружающую среду, привести к социально и экономически значимым последствиям;

исключение объектов, при реализации которых не оказывается значительное воздействие на окружающую среду;

в) введение института стратегической экологической оценки (СЭО);

г) законодательное установление требований по проведению ОВОС, включая оценку трансграничного воздействия на окружающую среду;

д) совершенствование и оптимизацию процедуры проведения ГЭЭ и ОВОС, в том числе в целях устранения излишних административных барьеров, в частности, сокращение сроков процедур организации и проведения государственной экологической экспертизы и введение дифференцированного подхода к проведению ОВОС в зависимости от потенциала экологической опасности намечаемой деятельности;

е) оптимизацию процедуры проведения общественных обсуждений в рамках процедуры ОВОС, в том числе путем определения прав и обязанностей сторон, участвующих в процессе общественных обсуждений, и нормативного закрепления порядка учета общественного мнения.

3. Повышение качества проводимых экспертиз, в том числе посредством конкретизации требований к внештатным экспертам (в части квалификации, опыта работы и др.).

4. Оптимизация процедуры организации проведения ГЭЭ посредством разделения сфер ответственности центрального аппарата и территориальных органов Росприроднадзора.

5. Обеспечение отражения результатов исполнения резолюции в сети Интернет.